Заметки до востребования Отрывок 310

 

 

Иногда мы забываем, что кроме оттенков мира есть и его отсветы. Мы признаём за реальность то, что отражает свет, но его можно излучать, освещаясь и греясь самим собой, да и другим перепадает, если им холодно и темно.   Когда Дунай идёт по лагерю, Дунайголовы поворачиваются за ним как цветки подсолнуха. Маленькое пушистое солнце, живущее в нём, греет людей и собак. Его все любят, и он любит всех, и всем хватает, потому что его маленькое солнце — очень большое. Его мягкий не жгущий свет проникает в самые глубокие закоулки замёрзших душ и отогревает их. Его любят сироты.   Если всё это прочитать Дунаю, он удивится, пожмёт плечами и расхохочется. Он не знает, что есть люди без пушистого солнца внутри. Солнышко его живёт богато, со всеми легко общается и тихонько улыбается над собой, напевая песенку, которую я никак не могу запомнить.

  

Этот мальчишка ещё и маленький ходячий театр, в котором непрерывно идёт представление, он самозабвенно играет всех подряд, чтобы никто не обижался, что его не играют. Дурных персонажей в его спектакле почему-то вовсе нет, никакой борьбы добра со злом в нём не происходит, он просто живёт — дай Бог каждому. Нет, юмористическое зло, конечно, присутствует, но вызывает смех, а не какое-то большое отторжение.     В серьёзные моменты Дунайка очень серьёзен, но момент заканчивается, и он снова чуть расправляет лицо. Некоторые сначала принимают его за «балдёжника», но это не так — трудно встретить в жизни человека, более надёжного, чем Дунай. Никто так не утешит и не ободрит, как Дунай. Никто не поможет так неназойливо и корректно, как Дунай. Никто не умеет так сладко есть конфету-карамель, как Дунай.

Поэтому я люблю ходить в разведку с этим Зеленоглазым и всегда боюсь, что он не попадёт в бригаду разведки (отбирает сама группа с помощью социограммы), но он всегда попадает — все хотят идти с ним, как и я.   Этого оболтуса не коснулся подростковый максимализм, проистекающий из того, что быть ребёнком ты уже не хочешь, а быть взрослым ещё не можешь. он не ищет, к кому приткнуться, но каждый может приткнуться к нему. Он — явно группообразующий, один из многих, но оооооочень роскошный.   Играючи, всё у него играючи, поэтому он и получил редкое на Тропе украшение — фингал под глазом, набитый дровенякой на дровяном часе, что отражено в видеоролике «Союз Несушимый».


  Катится по Лагонакам (буквально, катится) в своей полосатой рубахе и поёт «Милая моя, солнышко лесное…», а сам-то кто?… Вот и я не помню, чтобы Дунай даже в самую солнечную погоду отбрасывал тень.   Нет у него тени.  


   Будь здоров, мой волшебный светлячок!   Я тебя уважаю и люблю.   Это — надолго. Почти что навсегда.

Опубликовано 1 ноября 2018 года

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Прокрутить вверх