Юрий Устинов Заметки до востребования. Отрывок 307

(надиктовано в телефонном разговоре 26.10.18)
Иду на Базовый встречать приехавших новичков из детдома.

— Здравствуйте, — говорю, — садитесь, отдохните, заодно познакомимся.
Малыш лет десяти с улыбкой до ушей идет прямиком ко мне и спрашивает:
— Это Вы будете меня усыновлять?
— Всё бывает в этом мире, — уклончиво сообщаю я. И спрашиваю — А кто тебе сказал такую новость?
— У нас все хотели поехать, — рассказывает малыш. — Все говорят, что здесь всех усыновляют.
— А зовут тебя как? — выигрываю я время, чтобы сообразить что делать.
— Вадик.
— Хорошо, Вадик, давай поиграем сначала?
— Давайте! — соглашается он сразу, не погасив улыбку.
— Ты будешь сынок, — начинаю я.
— А Вы — папка! — догадывается он, и мы ударяем по рукам в самом прямом смысле — ладонь в ладонь.
— А мне можно вот… Вот тоже играть? — спрашивает девочка с конопушками.
— Конечно, — говорю я. — Влад, возьмем сестричку?
— Да-а! — восхищается Вадька

и через минуту мы все играем в родственников. Нас много.

Уфф. Так-то лучше. Они ранимые, падкие на всякие слухи и мифы. Маму бы нам найти. Пусть — игровую. Из взросляка тут на лагере одни мужики. Через два-три дня игра рассыплется сама собой, и мы станем настоящей роднёй, безо всяких объявлений и назначений.
Тут полно есть кого усыновлять и удочерять — под каждым кустом сидят, но усыновителей и удочерителей, как всегда, не густо.
Потом уже, тропяных по жизни, их усыновят, почти всех. Останется только Лидочка с конопушками, её никто не возьмет.
Она ходила с нами в Туапсе за продуктами, а там на улице, на лотке платьице продавали красивое, как раз на неё. Я ей купил. Она радостная была, думала, что в красивом платьице её обязательно удочерят, хоть кто-нибудь. Я, говорит, знаю, что я некрасивая. Но я готовить хорошо умею и за малы́ми смотреть. А сережки, говорит, если надеть, то веснушек не видно. Я ей говорю — красота разная бывает. Посмотришь иногда, вся как куколка, а душа гнилая. А у тебя, говорю, душа красивая. И на лицо, говорю, ты симпатичная, но не каждый увидит. Да, соглашается она, не каждый. И вздыхает.
Пацанам проще, они хотят быть сильными, смелыми и умными. Девчонкам труднее, они хотят быть красивыми. Я говорю: «Лида, давай к следующему лету о тебе в интернете расскажем, какая ты умница и умелица». Потихоньку улыбка одолевает ее, она мечтает. Знает, что Тропа слов на ветер не кинет.
Это лето оказалось последним в кавказской развертке Тропы, шёл 2004 год, кольцо блокады вокруг нас окончательно замкнулось и мы больше никогда не увиделись с ребятами из этого детского дома. Сайт Тропы со страничками ребят скоро захватят чужие люди и превратят его в помойку. новое представительство Тропы появится в интернете только сейчас, к исходу десятых годов 21го века.
Лидочка есть на видео. Посмотрите, какая она славная, похожая на добросовестную сельскую учительницу, а конопушки очень ей идут. Она красавица. Умная, добрая, работящая красавица. Вы обязательно её узнаете, другой Лидочки с конопушками на наших видеороликах нет.
И серёжек у нее нету, вот ведь как случилось.

Диффузные потери, интоксикации и травмы могут происходить не только когда группа существует внутри большого социума, но и в изоляте – при соприкосновении двух и более разных групп. Чтобы не было взаимных травм, обусловленных всякими разностями, и для сохранения суверенитета каждой группы, главным модератором таких контактов и их стилистом должна вступить в свои права Игра. Играть в самих себя и в других похожих увлекательно и, как правило, безопасно. Условная территория Игры, её шутливо мимикрирующее тело сохраняют группу в ее контактах с группами гораздо лучше, чем напряжение обдуманной защиты неизвестно от чего и от кого. Стяжка и противоречие, «свой – чужой» становится весёлой, полной изобретательности и юмора, возникают «буферные» микрогруппы и группы, несущие черты разных сообществ, помещенные в один флакон буфера. В таких органах группы, как буфер, решается возможность контакта в принципе, его стилистика, содержание и перспектива. Все это – Игра, всё это необязательно, но интересно, особенно на вечернем представлении, когда ты со своими согруппниками представляешь для знакомства иную группу – одобряя и пародируя, познавая и утверждая, отрекаясь и рефлексируя.
Такая же Игра лечит группу от фракционной зернистости, от разрушительных противоречий между микрогруппами внутри группы.
Сталь Шмаков, спасибо Вам. Мудрик и Лутошкин, – спасибо. Шекспир и Станиславский, – спасибо. Скоморохам поклон. Клоунам благодарность. А уж Илья Рутберг поднимает такую Игру на немыслимые высоты, приглашая нас думать не только на тему «группа – группа», но и «группа – личность». Человек – вселенная, но группа – не сумма вселенных, она – их произведение. Приветливо и тепло встречая незнакомца, группа не предлагает ему себя. Она предлагает ему его. Часто – другого, нежели он себя знает. Это – ее главное терапевтическое свойство.

Педагогическая запущенность – дочка педагогической напыщенности, когда начальники детей, заскорузлые в своем животноводческом мышлении, исторгают из себя такой апофигей педагогических требований, что нормальные дети нормально отказываются их выполнять. Вскоре такие начальники оказываются вне сферы детских интересов, продолжают руководить, но и сами они, и всё, что они несут в себе детям, уже детьми не воспринимается. В обмен начальники детей получают быструю профессиональную усталость, которая назойливо сопровождает их до гробовой доски. Не сомневаюсь, что у старухи Шапокляк было педагогическое образование. Тропяные называют шапокляками своих воспиток, классручек и – в последние годы – социальных педагогов. А тем, кого они так не называют, низкий мой поклон и пожелание бархатных вечеров с отдохновением и душистым чаем. Приглашайте, милые и родные, кого угодно или побудьте наедине с собой, я знаю что такое дефицит одиночества, и я люблю вас.
Ирина Александровна Синякова, я люблю Вас.
Людмила Николаевна Коняшина, я люблю Вас.
Анна Гавриловна Силина, я люблю Вас.
Многие, многие, славные, с усталыми глазами и улыбками, с добрыми лучиками у глаз, – я люблю Вас. Вы не уничтожали в Ребенке Бога, вы заботились о выживании Бога, тратя себя.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Прокрутить вверх