Юрий Устинов Письма Навигатору Письмо 16

Ты никогда ни капли не должен спекулировать тем, что в любом конфликте находишься на стороне ребенка. Часто ты будешь оказываться единственным человеком на его стороне, но это не повод к сближению. Таким сближением ты в первую очередь спровоцируешь новые конфликты, на которые он не пошел бы в одиночестве. Защищая интересы ребенка в конфликте, следует держать внятную дистанцию от защищаемого, оставляя в теплом поле только то, что сложилось между вами ранее. Конфликт ребенка с кем-то не должен сближать тебя ребенком. Отталкивать тоже нельзя. Найди оптимальную подвижную точку, в которой находишься, и следуй ей.

Таких ситуаций бывает по несколько одновременно, да еще плюс отношения между участниками ситуаций, да плюс твои с ними и с каждым – никакой разум, даже самый быстрый из такой паутины не выведет. Оказываясь перед очередной проблемой, которая не решается сходу (не сбавляя скорости жизни), поступай без размышлений так, как толкнёт сердце, то есть – согласно своим этическим нормам. Они всегда мгновенно применимы, когда сознание не успевает за событиями и не может охватить их во множестве. Сердце ошибается очень редко, особенно в ситуации, когда «здесь, сейчас и мгновенно». В ламинарных потоках ищите друг друга, а в турбулентности перекатов хорошо ловится форель, но душу на крючок не надо. Ей на крючок не надо никогда. Это этика Навигатора, и это главная её часть. Даже тени никакого мародёрства быть не может – только чистота и свет не вынужденных отношений. Ты должен быть беззащитен перед детьми больше, чем они беззащитны перед тобой. Никаких первых шагов навстречу, особенно если испытываешь симпатию к кому-то, а ровных отношений не бывает, они ложь. Это в рукопожатии ты можешь первым протянуть руку, во всём остальном – ты второй.
Получая за день мириады знаков и подавая столько же, не оставляй без поощрения удаленных от тебя, будь щедрым, когда это правда. Покривить душой в знаках никто не может, но чувствуй всех соразмерно, как при раздаче еды. Вылив на человека ведро сладкого компота, ты его не осчастливишь, но всем дальним давай как всем ближним. Только то, что не поделишь поровну, отдавай сполна. Всё-таки ты раздаешь не компот, а себя, а тебя хватит надолго всем и каждому. Беда дальнего сделает его тебе ближним, а потом и поймёшь, что дальних не бывает, ближние все. Мы нужны Богу, чтобы погладить по голове ребенка, сказать друг другу доброе слово и помочь старику не бояться смерти. Чтобы исполнить Божью волю, не обязательно верить в него. Он не требует этого. Ему достаточно, что мы верим в ребенка, в старика, в доброе слово. Ты – свободный человек, свободно пользующийся своей свободной совестью и всего-то понятно, что Любовь созидает, а ненависть разрушает.
Но – поделишь себя поровну – не отдашь ничего, ибо не делить себя надо, а умножать на каждого. И ничего — никого при этом не отмерять. Не кроить. Даже во имя самой светлой мечты. Даже в связи с самой чрезвычайной ситуацией. Ни микрона. Ни мига. Никаких мимолетных слабостей. Никаких внезапных остановок. Я уж не говорю о «сдавать назад». Ну как, страшно? То-то же. А ты говоришь о конфликте ребенка с кем-то и где относительно его находиться. Конфликт – частный случай применения твоей позиции, такой же, как восторг ребенка в Политехническом музее. Определи свою позицию, свою «печку», от которой ты всё танцуешь. Но остерегись иметь законченную картину мироздания и пользоваться ею. Каждый миг она дополняется, значит – меняется, и ты вместе с ней. Поехали, поехали, пошли, полетели, не надо это читать так долго, – пропустишь самое интересное – тот миг, который без тебя не может обойтись. Иди к детям, хватит меня читать. Я потрясён верой Бога в человека. А ты?

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Прокрутить вверх